Показать сообщение отдельно
Старый 09.06.2016, 16:25 ↑ #4
lena1996
местный
 
Аватар для lena1996
 
Регистрация: 09.06.2010
Адрес: планета Земля
Возраст: 26
Сообщений: 97
Репутация: 220
lena1996 слава не за горами lena1996 слава не за горами lena1996 слава не за горами
По умолчанию Re: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЗАВИСИМОСТЬ ЖЕНЩИН

Материальная помощь неотъемлема от помощи услугами и моральной поддержки, и сами
женщины обычно затруднялись хотя бы приблизительно оценить ее размеры: обычно они не
подсчитываются ни той, ни другой стороной. Родственная помощь является важнейшей
«страховочной сетью» [safety net] в нестабильных российских условиях. В этом случае люди
рассматривают помощь в долговременном плане. «Может быть, в свое время я им в чем-то
помогла. А в трудные времена они меня сейчас поддерживают. Какая-то взаимовыручка.
Что-то где-то я им. Что-то где-то они мне» (одинокая мать, 38 лет). Еще одна важная
функция родительской помощи: она выступает ресурсом женской независимости от
мужчины! Здесь, как и в случае с государственной поддержкой, мы можем выделить
иерархию предпочтений женщины, от кого зависеть. Так, в большом количестве случаев
экономическая зависимость от мужчины сильнее ограничивала свободу женщины, чем
зависимость от родителей и тем более – от государства.
Государство. Категория женщин, пользующихся государственной помощью, была
представлена одинокими матерями. Наши интервью показали, что в мотивации рождения
ребенка вне брака рациональный компонент был представлен расчетом на помощь извне –
со стороны государства, предприятия и родственников. «Обман» со стороны мужчин, их
обещания жениться также подталкивали женщин к этому решению. У одиноких мам ярко
выражен «синдром Золушки», ожидания принца, который «полюбит меня и моих детей».
Как и в случае с поддержкой родственников, женщины, признавая факт получения помощи
со стороны государства и в ряде случаев – ее важность и необходимость, не ощущали каких-
либо обязательств со своей стороны и тем более – своего неравноправного, ущемленного
положения в связи с получением помощи. Основное объяснение этому – сохранившаяся
практика безадресного предоставления пособий и льгот, носящих общесоциальный характер
и имеющих критериями их предоставления сам факт наличия детей при отсутствии мужа.
С другой стороны, даже адресный характер предоставления пособий со стороны государства
ставит женщину в меньшую зависимость от субъекта поддержки, чем в случае получения
прямой помощи от партнера. Результаты многих зарубежных исследований позволяют
говорить о том, что многие женщины предпочитают зависеть от государства, а не от
мужчины [9: 40]. Причина этого в том, что государство как субъект поддержки7
деперсонифицированно, а право на поддержку воспринимается как составная часть своих
социально-экономических и гражданских прав.
Факторы социально-экономической зависимости
Всех женщин – участниц настоящего опроса объединяло их объективно зависимое
экономическое положение. Однако далеко не во всех случаях экономическая зависимость
обусловливала социальную, то есть ограничивала права и свободу женщин, их распоряжение
семейными ресурсами и участие в принятии семейных решений.
Выполнение материнских функций. Перерыв в трудовой карьере не только негативно
отражается на дальнейшем профессиональном пути и уровне квалификации женщин, но и
становится периодом полной зависимости женщины от внешних по отношению к ней
источников жизнеобеспечения. Период, когда она ухаживает за маленьким ребенком – пик
этой зависимости. Женщина несвободна, прежде всего, по объективным причинам: все ее
ресурсы (здоровье, время) замкнуты на ребенка. Не случайно в традиции радикального
феминизма [18] деторождение рассматривается как главная причина неравноправного
положения женщины в обществе. При существующем порядке вещей женщина менее
мобильна. «Может, он себя так свободно чувствует, потому что у меня ребенок на руках,
я его ни с кем не оставлю, никуда не денусь. Когда я работала, когда не было ребенка, он у
меня на работе день и ночь проводил. Как я забеременела, как только он понял, что я не
свободна, не одна, он стал ко мне более прохладно относиться» (спонсируемая, 29 лет).
Потребности и предпочтительная сфера самореализации женщин. Данные интервью
позволяют говорить о взаимосвязи зависимости и акцентуированных потребностей
женщины. Зависимость не ощущается, если они ограничиваются нижними уровнями
иерархии: в этом случае важен максимальный уровень потребления при минимуме
собственных усилий. Женщинам с подобной мотивацией важно, что нет необходимости
жить в напряжении: «Как обычный день проходит? Утром еще маленько поваляюсь...
Позавтракаю с мамой, приготовим обед, посмотрим все сериалы…» (домохозяйка, 28 лет).
Еще одна причина комфортности зависимого состояния – интериоризация патриархатной
нормы, что семья – это неизбежное (и желательное) ограничение свободы женщины.
«В любой женщине живет раба, и, может быть, это нормально, что женщина зависит от
мужчины. Но важно, чтобы эта зависимость была добровольной, осознанной, не по
принуждению» (работающая мать, 38 лет). Зависимость в таких случаях
неотрефлексирована, и дискомфорт от зависимого статуса направлен либо в сторону
субъекта поддержки (хотелось бы иметь нормальную семью, а не кормиться у приходящего
мужчины), либо в сторону уровня потребления («муж мало зарабатывает, а вот был бы
богатый любовник…»).
Разделение труда по признаку пола, основанное на патриархальной культуре, предоставляет
мужчине широкий выбор профессиональных занятий, в то время как роль женщины
сводится к одной – репродукции [19], что сегодня многими воспринимается как
несправедливость и ограничение возможности выбора жизненных сценариев. Оборотной
стороной этой дихотомии является то, что в современном обществе женщина, в отличие от
мужчины, вольна (в большей или меньшей степени) выбирать сферу самореализации.
Зависимость как личная несвобода, нарушение прав, внешнее принуждение не наблюдалась
в случае, если приоритетной сферой самореализации женщины была приватная. У женщин,
идентифицирующих себя, прежде всего, со своей семьей, была слабо артикулирована
ценность личной свободы, независимости, карьеры, и в этом случае обмен деятельностью
(материальное обеспечение со стороны мужа – обслуживание со стороны жены)
воспринимался как эквивалентный обмен. В том случае, когда женщина предпочитает
самореализацию в семейной деятельности, она не нуждается в большом объеме свободы от8
мужа, который ее обеспечивает (на обывательском языке это означает «не кусать руку,
которая тебя кормит»). В этом случае зависимость – самая комфортная из всех возможных
ситуаций: «Он такая гора, за которой я прячусь. Я даже не знаю, сколько у нас денег. “Это
не твои проблемы”, – он всегда говорит» (домохозяйка, 27 лет). Наличие помощи в ряде
случаев обусловливает и свободу действий женщины: она может сидеть дома или работать
на низкооплачиваемой, но интересной работе.
В андроцентристском обществе «главной» сферой самореализации индивида является
публичная, т.е. оплачиваемая занятость, профессиональная карьера, достижение власти и
престижа в обществе. Традиционно этот способ самореализации считался «мужским».
Интервью показали, что экономически зависимые женщины, которые ориентированы на
самореализацию во внесемейной сфере, оказываются в состоянии сильной фрустрации и
чувствуют принуждение, ограничение своей личной свободы, несправедливость того факта,
что им в одиночку приходится заниматься домашним хозяйством. От зависимости сильнее
всего страдают женщины с большими социальными запросами, которые отделяют себя от
семьи как самостоятельную единицу. «Был период, у меня не то чтобы совсем депрессия, но
очень давило это, что я неполноценная, не могу себя прокормить. Это ощущение какой-то
содержанки... Я могу зависеть от мужчины только эмоционально, если я влюблена в него по
уши…» (работающая мать, 38 лет). Последний фрагмент показывает, насколько четко сами
женщины разделяют эмоциональную привязанность и экономическую зависимость.
Взаимоотношения в семье. Большую роль в наличии женской социальной зависимости в
семье играли взаимоотношения супругов, их готовность идти навстречу друг другу в случае
возникновения семейных конфликтов, наличие или отсутствие у мужчины желания
демонстрировать свою власть над женщиной. Подавление женщин внутри семьи как
следствие ее особого «нерабочего» статуса – не аксиома. Семейные взаимоотношения,
построенные на взаимном уважении и доверии, являются фактором неограничения свободы
экономически зависимой женщины. В этом случае фраза «никогда без разрешения мужа
денег не беру» интерпретируется не как ущемление прав, но уважение к труду мужа, деньги
приносящего. Этим же объясняется спокойное отношение некоторых жен к своей
неосведомленности насчет заработков мужей. Трудности возникали при ответах на вопрос о
наличии у женщин карманных денег: «Как карманные? На что мне эти карманные деньги?»
(работающая мать, 42 года).
Экономическая зависимость сильнее всего бьет по женщинам в семьях, где семейные роли
носят сегрегированный характер. Напротив, в случае «совместного» типа супружеских ролей
реже возникают проблемы распределения обязанностей. В целом же мнения о сложившемся
разделении труда в своих семьях разделились. С одной стороны, оно «несправедливо,
поскольку жена работает 24 часа в сутки, а он – какое-то время» (домохозяйка, 22 года).
С другой, справедливо, так как «человек, пришедший с работы, хочет, чтобы ему
элементарно подали на стол. И я не считаю это барством и для себя каким-то унижением
то, что я это подам» (домохозяйка, 35 лет).
Финансовая зависимость не ведет автоматически к подчинению женщины, но является той
«бомбой замедленного действия», которая срабатывает в случае необходимости «поставить
женщину на место». Если в семейных отношениях появляется брешь, у мужа всегда есть
ресурс влияния на жену. У нее же таких ресурсов часто не оказывается, поэтому ей
приходится уговаривать, апеллировать к порядочности мужа, призывать на помощь
посторонних, в итоге, как призналась одна респондентка, «я же у него и прошу прощения,
если он не прав, потому что он знает: мне нужны деньги на хозяйство, на детей; на этой
неделе платить репетитору…» (домохозяйка, 32 года).
Как видно, там, где домашний труд женщины уважается, где он действительно элемент
разделения труда по взаимной договоренности, а не бесплатное обслуживание имеющего9
власть мужчины – там нет места нарушению прав женщины, которая не имеет собственных
финансовых ресурсов.
Собственные ресурсы женщины. Благосостояние женщины измеряется материальными и
нематериальными факторами. К первым относятся собственные доходы женщин; ее доля в
доходах семьи; наличие у нее свободного времени. К неденежным факторам благосостояния
относятся здоровье, семейные и дружеские связи, особенности характера [10: 79].
lena1996 вне форума   Ответить с цитированием