Обсуждают в коллекции

Фильм «Бог грома» 2

Фильм «Коллекторы 2» 1

Фильм «Аванпост» 7

Фильм «Сторожка» 1

Фильм «Харли Квинн (Сезон 02)» 2

Фильм «Девушка в лабиринте» 4

Фильм «Суспирия» 5

Фильм «Где моя тачка, чувак?» 20


Тёрка в тагах


На странице: 24 48 96

Большая Тёрка / Мысли /

против властиX


emelian1917

Не страшно

против власти, революция

В политических играх в рамках закона победа всегда будет на стороне власти, которая эти законы принимает. При этом всегда следует помнить, что и Гитлер действовал тоже в рамках закона, а те, кто были против него, были преступниками по отношению к правительству Германии.

Тем не менее, многие граждане из числа оппозиции всё ещё блеют о разрешённых митингах и боятся «переступить черту».

Это смешно.

Власть развернула репрессивный аппарат в полную силу, проводя прокурорские проверки и закрывая неугодные общественные и политические организации; принимая законы, ограничивающие права граждан; проводя обыски и аресты среди оппозиционеров.

Из числа узников 6 мая под арестом в СИЗО 16 человек. По домашний арестом – двое. Под подпиской о невыезде 6 человек. В эмиграции, чтобы спастись от федерального розыска – 1 человек. Осуждены – 2 человек. А сколько безосновательных обысков прошло по квартирам активистов и их родственников?

Мы ведь все совершенно точно знаем, что, если ты политический активист из среды оппозиции, который не собирается встраиваться в систему, а борется с ней, то твой арест не за горами. И не факт, что это будет выглядеть, как политический арест. Подкинут наркотики, обвинят в краже леса или получении взятки, в конце концов пошлют провокатора, который раскрутит насильственный сценарий. Властям политические мученики не нужны. Они стремятся создать у каждого политического активиста образ обычного преступника, чтобы посеять сомнения в народной среде. А уж при поддержке ведущих информационных каналов и цензуре в интернет – это становится крайне простой задачей.

И, тем не менее, многие всё ещё мыслят себя в законных рамках санкционированных митингов. Приняли очередной говно-закон? А давайте проведём санкционированный митинг на пару сотен человек. Кого-то арестовали? Снова давайте проведём санкционированный митинг, чтобы, не дай Бог, не арестовали кого-то ещё. При этом никаких призывов к свержению власти на митингах быть не должно. Ведь это же экстремизм. За него тоже садят. Поэтому нужно как-то смягчить лозунги, сделать их покреативнее и посмешнее.

Я с ужасом обнаружил, что внутри обычного оппозиционного круга общения ответа на вопрос: «Что делать дальше?» - просто нет. Мы можем только забиться в подвалы и кухни и пить, пить, пить. Лично я не знаю, как ещё залить горящее чувство социальной несправедливости, которое настойчиво орёт: «в этой стране что-то не так!» Невозможно вести жизнь свободного и независимого человека, когда права и свободы, твои собственные и других людей, могу быть отняты в любой момент по приказу полицейского погононосителя, пока мы наслаждаемся роскошью и потакаем своим желаниям.

Скажу честно по собственному опыту, впервые нарушать закон страшней, чем испытывать последствия от его нарушения. Смена обстановки в виде камеры на ИВС или первый судебный приговор легко разрушают эту иллюзию страха. Чувствуешь, что не произошло чего-то ужасного. А ведь это смена твоего статуса. Когда тебя уже не пугают тюремные стены и зал суда, а к полицейским свиньям ты относишься с уверенной презрительной улыбкой – ты уже преступник, рецидивист, готовый повторить свои действия, потому что наказание за них уже не пугает. Единственное, что ты в следующий раз попытаешься действовать более грамотно, чтобы не попасть за решётку.

Когда я читал автобиографическую книгу активного участника подпольной борьбы против режима апартеида в Африке Ронни Касрилса «Вооружён и опасен. От подпольной борьбы к свободе», то меня поразили две вещи: первая – это длительность борьбы от мелких инцидентов и арестов до полноценного сопротивления на протяжении нескольких десятков лет, а вторая – это история одного из активистов Дайи Пиллеи, которого похитила южноафриканская полиция для допроса. В конце концов его освободили, но Ронни Касрилс так описывает итоговую сцену: «Дайя сидел, откинувшись назад, в доме, из которого его похитили, и выглядел так расслабленно, как будто он рассказывал о воскресной поездке на природу. Если бы его похитители не были пойманы, то он не был бы с нами и вряд ли остался бы в живых, чтобы поведать нам эту историю».
Я подумал, что также, как теряется страх перед арестом, куда-то уходит и страх смерти, если ты живёшь в постоянном соседстве с нею. Ведь ты же не веришь, не можешь поверить, что буквально через секунду после обычного допроса пуля может пробить твой череп. А когда она уже это сделает, то и боятся будет некому. Как говорил Сократ: «Я не боюсь смерти. Пока я жив, её нет, а когда она придёт, меня уже не будет».

Революционная борьба не может родиться из теоретических обсуждений. Она рождается из необходимости действовать. Когда ты впервые попадаешь в федеральный розыск и ищешь хорошего гримёра, чтобы изменить свою внешность, договариваешься о местах для ночёвки, ищешь пути отхода через границу – это создание подпольной инфраструктуры. И, если каждый найденный тобой элемент надёжен (а этого не проверить никаким иным образом, кроме как практикой), то этой инфраструктурой могут воспользоваться и другие. А если тебя арестуют, то другая революционная инфраструктура, например, РосУзник, будет помогать, аккумулируя средства для твоей поддержки.

Несомненно, что вместе с революционной организацией, должна быть и та, что действует официально в правовом поле. Больше всего в этом отношении мне нравится модель IRA (Ирландской республиканской армии), которая имеет своё официальное крыло, участвующее в выборах. Наличие таких двух организаций взаимно дополняет и усиливает друг друга, и предлагает разные методики действий как для тех, кто более радикален, так и для тех, кто предпочитает более мягкие действия.

Я совершенно точно скажу, что приговоры Удальцову и Навальному – это сигнал для всех оппозиционно настроенных граждан о том, что нужно либо смириться с существующим положением вещей и заткнуться, либо проявить решимость и перешагнуть через черту закона, участвуя в становлении революционной организации. Это не означает, что именно вам придётся обязательно швырять коктейль Молотова в окна Следственного комитета. Но, вполне возможно, что вам следует быть готовыми помочь предоставить убежище или оказать материальную поддержку политическим активистам, которых могут преследовать даже за такую глупость, как «оскорбление чувств верующих», либо выступить в качестве связующего звена между ним и его родственниками для передачи информации.

Встань. Страх преодолей. И достань рукой до звёзд.
4 комментария