Обсуждают в коллекции

Тёрка в тагах


Друзья

Её(8) Общие(0) Хотят дружить(0)


  • Delfin-S

  • flexiv

  • Joshua

  • katehon

  • SHMATKO

  • Sokrat4

Ещё →

Враги

Её(1) Общие(0) Обиженные(1)


  • Marlog

  • Starter

  • login

  • login

  • login

  • login

На странице: 24 48 96

Большая Тёрка / Мысли /

Личная лента

фото

Evolventa

Портрет жителя

Путин В.В. Братья и сёстры! Поднимайтесь на защиту Отечества!

Время - вперед! Выпуск 76-77

В выпуске рассказывается о выходе России из демографической ямы, при этом развенчивается миф о том, что прирост произошел за счет мигрантов.

22 комментария

Анатолий Вассерман: Война с Россией переходит в полуоткрытую форму.

....Итак, мы на войне. А с давних пор известно: a la guerre comme a la guerre — по-военному, как по-военному. Нам надлежит действовать сообразно законам этой новой — почти тайной — войны и сокрушить противника так, чтобы у него впредь не возникало ни соблазна, ни возможности её возобновить.

...Пикантная подробность. По сравнительно недавним слухам, Саудовская Аравия предложила Российской Федерации 15 миллиардов долларов за отказ от поддержки Сирии. Теперь те же 15 миллиардов РФ вложила в поддержку Украины. Причём извлечены эти деньги из Фонда национального благосостояния, а не менее 4/10 его средств должны вкладываться в ценные бумаги наивысшей надёжности. Международные рейтинговые агентства приписывают эту степень надёжности ценным бумагам Соединённых Государств Америки. То есть мы дали Украине деньги, уже учтённые СГА в их финансовых планах как пребывающие в их распоряжении. Не удивительно, что они готовы отомстить нам любыми способами. А самый дешёвый и эффективный способ мести — террор.

Итак, нам надо защищаться активно. Что это значит?

Далее

Историк Арнолд Джозеф Хэрри-Волпич Тойнби известен прежде всего концепцией: главная отличительная черта каждой цивилизации — привычная ей, многократно повторённая схема ответа на внешний вызов. В частности, русская цивилизация, по его мнению, при появлении угрозы сперва резко сокращается, как бы уходя от источника угрозы, а затем так же резко расширяется, вбирая этот источник в себя и превращая его в один из источников своей силы. Так, Северный Кавказ ещё в имперское время стал источником воинов разных конфессий, но неизменно превосходных личных боевых качеств.

Схема Тойнби в полной мере применима далеко не всегда. Я не надеюсь, что Соединённые Государства Америки или хотя бы их подельники — арабские нефтешейхи — в обозримом будущем станут частью Российской империи. Но есть у этой схемы и более скромная — чисто военная — разновидность. Наша страна практически всегда оказывалась не готова к применению против нас нового оружия и/или нового способа применения оружия. Зато неизменно быстро осваивала его и применяла против его разработчиков.

Скажем, в 1941м немцы применили против нас глубокие прорывы хорошо сбалансированных — включающих танки, самоходные и буксируемые орудия, пехоту на бронетранспортёрах и грузовиках в пропорции, выверенной предыдущими сражениями — механизированных войск. Наши несбалансированные — состоящие почти исключительно из танков — танковые корпуса не могли им эффективно противостоять. Но уже в ноябре 1942го под тем самым Сталинградом, где сейчас на нас обрушилась мощь нового оружия противника, в глубокий прорыв пошли советские войска со структурой, заметно приближенной к идеалу — и впервые за всю войну полностью уничтожили окружённую немецкую группировку. А со второй половины 1943го уже немцы раз за разом оказывались жертвой советских прорывов или отступали под их угрозой.

Очевидно, необходимой — хотя и далеко не единственной — частью нашего грядущего контрнаступления станет охота на спонсоров и координаторов террора независимо от их географического расположения и политической принадлежности. Некоторый опыт по этой части есть. Например, 2004.02.13 в Дохе — столице эмирата Катар — взорвался автомобиль, где сидел бывший председатель Комитета пропаганды художественной литературы Союза писателей СССР Зелимхан Абдулмуслимович Яндарбиев. С 1996.04.21 по 1997.02.12 он исполнял обязанности президента Чеченской республики Ичкерия. В 2002м поддержал захват заложников 2002.10.23–26 во Дворце культуры 1го государственного подшипникового завода и подал в отставку со всех предполагаемых постов уже давно не существующей республики, когда её номинальный президент Аслан Алиевич Масхадов публично осудил это преступление (дабы формально изобразить свою непричастность к террору). Не буду пересказывать подробности дальнейшей судьбы тех, кого в Катаре сочли причастными к событию: желающие могут заглянуть в википедическую статью об Яндарбиеве. Но судя по многим косвенным приметам, после взрыва катарская поддержка кавказского террора ощутимо сократилась.

Есть и другие эффективные способы вразумления противника. Российские денежные ресурсы пока недостаточны для противостояния всей финансовой мощи СГА — в частности, потому, что мы деньги зарабатываем, а они печатают по мере надобности. Но наших возможностей уже достаточно, чтобы разорить практически любого конкретного предпринимателя — в том числе и того, в чьё дело вложены капиталы интересующего нас политика. Такой приём хорош ещё и тем, что завоёванная коммерческая структура станет опорой для дальнейшего продвижения во вражеский тыл. Правда, купить крупное предприятие нам вряд ли позволят: вспомним хотя бы, как General Motors в последний момент получила из казённых рук немалый кредит, чтобы не продавать Opel русским. Но и на сей счёт есть западное оружие, уже неплохо освоенное нашими коммерсантами. Даже возможностей легендарной американской финансовой разведки вряд ли хватит, чтобы отследить происхождение фирмы, чьи корни проросли через десяток офшоров. А чьи интересы представляет исконно кипрский или безукоризненно люксембургский адвокат, по местному закону возглавляющий фирму — и подавно только вскрытие покажет. Трофейное оружие в умелых руках стреляет не хуже родного.

Думаю, специалисты подскажут ещё немало средств контрнаступления. Главное — принять политическое решение о его необходимости и неизбежности. Но это — уже дело верховного главнокомандующего.

И ещё немного о выборе места и времени недавнего преступления

Сталинград удобен для террористов тем, что в нём сходятся несколько важных транспортных потоков. Но по этой же причине он был в 1918м ключевой целью белогвардейских атак, а 1942м мишенью германского удара. И своей упорной обороной (а в 1942м — ещё и блестящим контрнаступлением) стал символом нашей воинской мощи и славы. Теперь его пытаются превратить в символ нашего бессилия перед лицом нового — изощрённо преступного — врага. Оставим удары в спину безнаказанными — рано или поздно сами забудем о своих подвигах и покоримся чужим преступлениям.

Кстати, поскольку противник бьёт по нашему сознанию, надо ответить и на этом фронте. Давно пора забыть придуманный Никитой Сергеевичем Хрущёвым — в гроб ему ведро помоев! — нелепый эвфемизм «Волгоград» и называть былой Царицын — от реки Сары Су, то есть Жёлтая Вода — именем, избранным самими горожанами в 1925м в благодарность тому, кто около года возглавлял защиту города в Гражданской войне: Царицын пал, только когда Иосиф Виссарионович Джугашвили уже несколько месяцев был в других — не менее жизненно важных — местах России.

Не случайна и дата. Накануне Нового года — всенародного семейного праздника — нас погружают в траур, принуждают забыть, что пожелание «С Новым годом!» продолжается словами «С новым счастьем!» Лучший ответ на эту часть вражеского вызова — продолжение строительства нового счастья.

Правда, его вряд ли можно построить, руководствуясь старыми либертарианскими рецептами, уже давно забытыми на своей родине. От либертарианства там осталась только обязанность государства попустительствовать произволу бизнеса. Но обязанность того же государства поддерживать бизнес, когда свободные порывы заносят его в очередной тупик, ничуть не либертарианская. Да и принудительное выведение из нашей экономики большей части экспортных доходов в расчёте на то, что их заменят иностранные инвестиции, тоже не вписывается ни в либертарианские догматы, ни во вменяемые экономические теории. Словом, экономический блок нашего правительства необходимо заменять целиком — не только министров, но и весь аппарат соответствующих ведомств. Ну что же, избавление от пособников врага (хоть сознательных, хоть действующих по неразумию) — необходимая часть победной стратегии.

Итак, с Новым годом! С новым счастьем! И пусть 2014й год станет для каждого из нас не только лучше всех предыдущих, но и хуже всех последующих.

5 комментариев

E.A. Федоров в программе А.Кареевского "Геоэкономика" - "Развивающийся кризис: На пороге III Мировой" - 12.02.2014

Ситуация в мировой экономике близка к той что была накануне I и II Мировых войн, что вынуждает думающих людей искать причины и следствия. И ВПЕРВЫЕ на российском федеральном ТВ в программе А.Кареевского эксперты вслед за Е.А.Федоровым начали говорить ПРАВДУ — Развивающимиеся Страны сегодня это де‑факто — КОЛОНИИ.
Е.А.Федоров: То, что 50 или 100, или 500 лет назад называлось Колониями, сегодня называются — Развивающимися Странами. Все то же самое. Давайте просто скажем честно об этом людям!
В последние годы развивающиеся страны (читай— колонии) добились больших успехов в экономике и попытались конвертировать их в политическую сферу, а именно изменить несправедливую ситуацию, которая сложилась между центром капитализма и его периферией. Развивающиеся страны, в частности БРИКС, попытались снизить свою зависимость от печатного станка США, что, конечно, не понравилось Америке и привело в активному выкачиванию из них как колоний финансовых ресурсов.

Митинг 13 февраля за Беркут

alt

13 Февраля с 13–10 до 13–50 у ген.консульства Германии в Новосибирске НОД организует массовый пикет под лозунгом «Руки прочь от Украины!» http://vk.com/piket_13022014

Прозрение креакла

Рассказ о том, как у типичного креакла (сокр. от «креативный класс») просыпается совесть и сознание того, что креативный класс составляет меньшинство, а не наоборот. Только в Питере Дарам Волхвов поклонилось 165 тысяч человек. Креаклы же поклонялись своим немцовым и прочим навальным в ощутимо меньших количествах.

Зомбированные трафаретом «мы — добро, остальные — мракобесы, жулики и воры», креаклы с трудом переваривают открывающуюся иную картину мира. Трудно осознавать, что ты в меньшинстве. В конце рассказа от лица всего креативного класса автор задаётся хорошим вопросом: «Если они — русский народ, тогда кто мы?».

«Если они — русский народ, тогда кто мы?»

«Если они — русский народ, тогда кто мы?»

«Среди моих знакомых вообще никто за „Единую Россию“ не голосовал. Кто вообще за нее в здравом уме голосует? Все голоса накручены!», — обычное нытье демшизы, креативного класса, тем, кому повезло работать в офисе. Нам, то есть.

Далее

Среди моих знакомых тоже никто не голосовал за «ЕдРо» и Путина. Почти никто не смотрит телевизор, а кто смотрит, поражается топорностью пропаганды. Новости мы узнаем из интернета, за Навального переживали, Кудрину симпатизируем, шенгенскую визу имеем, демократическим ценностям привержены, взятки гаишникам даем, от Парижа в восторге, в Амстердам ездим не за наркотиками, как управлять страной — знаем, коррупцию ругаем. Все нормально у нас, короче. Обычные люди.

И тут — оба-на! — дары волхвов. А это что? Это кто вообще все эти люди? В мороз и снег стоят часами с маленькими детьми. Московский проспект от них стоит, в телевизоре и интернете один сплошной вай-вай-вай святыня, вай-вай-вай поклонились, вай-вай-вай духовное возрождение. Эй, алле! у нас вообще-то 21 век! Вы что, серьезно, что ли? Вы вообще читали где-то в Лайвджорнале, что это не дары волхвов, а какой-то церемониальный пояс 15 века? И это в лучшем случае. Как же можно так топорно вешать на уши такую жирную лапшу? Они нас вообще за кого принимают? Это ж РПЦ! Вы что, часы патриарха забыли уже?

Да что там у них вообще в головах творится, чтобы в эту чушь верить? Чтобы морозить детей. Чтобы толкаться и пихаться. Вы видели в ютьюбе и вконтактике — они ж как бараны там.

И тут в голове снова — оба-на! — погодите. Раз никто из мои знакомых на дары волхвов не пошел, то кто тогда там? Единая Россия что ли? нанятая массовка? футбольные хулиганы... вкладчики ммм? Не, я серьезно. Там вообще кто? Россияне что ли? Как Ельцин говорил?

Погодите, а вот эти... эти россияне — это кто? Это не те ли, кто голосует за Путина и ЕдРо? Не те ли, кто радуется посадке Пусси Райот и верит, что Навальный — вор. Не те ли, кто за крепкую вертикаль власти? Не они ли, кто за отмену выборов губернаторов, кто против усыновления сирот иностранцами, кто не возмущается виллами Пехтина, кто верит в сакральность власти и в доброго царя? Это он и есть что ли, русский народ? Что это за фигня? Так не бывает. Мы же не Азия, мы часть Европы. У нас так не должно быть! Это пережиток прошлого. Это следствие геноцида русских, когда самых честных и умных вешали и жгли, и оставляли только послушных рабов. Э... погодите, а мы-то с нашими знакомыми тогда откуда тогда взялись? мы что, тоже потомки послушных рабов? Ну здрааасьте! Тут явно какой-то подвох.

Кто это — они? Кто эти страшные тетки и сумасшедшие старикашки в очереди за дарами? И как мы — тонко чувствующие и все понимающие европейцы (по складу характера) — к ним относимся? Мы их что, презираем что ли? Э, не, погодите! Мы же не такие, мы не можем презирать наш народ — мы же не коррупционеры и не воры и жулики, мы же нормальные. Да? А как нам тогда быть с этим чувством брезгливости? Как нам быть с осознанием того, что мы понимаем, что дары волхвов — это лажа, а они — нет? Как нам быть с этим противопоставлением себя и их? Это у нас что, чванство что ли? Это... презрение? Ну нет! Какой-то тут подвох. Что-то тут не правильно. Здесь явно где-то ошибка.

Их в Питере только за первые сутки 70 тысяч собралось, а нас на митинге за Навального хорошо, если тыщ десять было. Их что, больше, чем нас? Ну, это-то не удивительно, прогрессивного класса всегда должно быть меньше, чем отсталых масс. За нами правда и научный прогресс, а они — мракобесие и пережиток прошлого. Блин, их миллионы, и они пережиток. А нас хорошо, если тысяч сто. На всю страну. Которые с айфонами, кредитными фокусами (ах простите, конечно же Кашкаями и Джуками), шенгенами и зеркалками.

Что не так? Ведь не может же быть, чтобы за ними была правда? Они же за путина голосуют и антисанитарные мощи целуют. Они же геев хотят сжигать и истории своей страны не знают. Как нам им объяснить, что хорошо, а что плохо? А им это вообще-то нужно? И когда это вообще так вышло, что есть они, а есть мы. И что мы не просто очень разные, а, в основном, противоположные. Они же с нами в одни детские садики ходили, за одними партами в школе сидели, в одних институтах учились, одни и те же книжки читали, одни и те же фильмы смотрели. Как так вышло, что мы по разные стороны? И если они — это русский народ, то мы тогда кто? И что вообще с этим делать? Или все так и должно быть? Не понятно. Ерунда какая-то».

Источник: блог Дениса Лебедева на сайте «Делового Петербурга»

P.S. Как мне кажется, это философский вопрос.

Статья с сайта.

5 комментариев

Континенталистъ | Исламу объявлен джихад

У окна коврик для намаза, на полке Коран, на столе мигающий компьютер и много книг. За столом хрупкая женщина в хиджабе — автор ряда экспертиз о создании в России «ваххабитского интернационала». Женщину зовут Галина Хизриева, она научный сотрудник Российского института стратегических исследований. Галина рассказала корреспонденту «РР», кто объявил джихад исламу.

alt

Отсюда

Вы всегда в хиджабе ходите?
Почти. Меня никто не боится, никто не связывает со мной «черных» мыслей, я никого не шантажирую.

Далее

Девочки-мусульманки в Ставропольском крае тоже приходили в школу в хиджабах не шантажировать, а учиться. Но им запретили.

Зато их родители шантажировали власти. И это продолжается. На днях в Казахстане в школу пришла чуть ли не первоклассница в черном хиджабе. У учителей и детей лица вытянулись. За ней явился папа с бородой почти до пояса. В арабских штанах. И начал орать на учителей: «Вы обязаны…» За каждой маленькой девочкой в хиджабе, будь то в Ставрополе, Пятигорске или Казани, стоит большой папа. Он подтягивает братьев, еще кого-то, и начинаются «правозащитные» истории. Это провокации.

Вы не провоцируете, приезжая в Тюмень или в Самару в хиджабе?

Я знаю, куда и к кому еду. Даже если это мусульманское мероприятие, я могу быть не в хиджабе, а в платке, повязанном по-татарски. Или просто накину шаль. Одно дело, если человек осознанно принял решение быть одетым так, как он одет. Другое дело, если на девочку давят, а через нее — на окружающих. Так ребенка вовлекают в борьбу. По исламу до 14 лет или пока у нее не началась менструация, девочка может ходить без платочка. Поэтому за требованиями разрешить им ходить в хиджабах в школу стоят даже не столько родители, они инструмент, а совсем другие люди. После серии конфликтов в Ставропольском крае местные власти, муфтият, предложили создать общеобразовательные школы при мечетях, где девочки могут ходить в платочках. Родители опять бунтуют. Им не нужно хорошее образование для девочек. Не о спасении их душ идет речь. И дело не в исламе. Его хотят использовать для иных целей.

Правильно я понимаю, что в растущем числе историй с хиджабами зашифровано противостояние традиционного и современного ислама?

Не вижу противостояния между традиционным и радикальным исламом. Меня иногда спрашивают: «Что исповедуют мусульмане»? Я отвечаю: «Ислам». А исламисты? Я отвечаю: «Исламизм». Знаете, какая разница между ними? Они не связаны между собой никак. Ислам — религия. Исламизм к религии не имеет никого отношения.

Жестко. А как быть мне, не мусульманину, но человеку, живущему в стране, где 12% мусульман? Пытаться понять, чем традиционалисты отличаются от салафитов, а те от ваххабитов?

В вашем вопросе есть призыв к диалогу. Я бы на более широкий уровень обобщений вышла. На диалог с радикалами-исламистами пошел арабский мир. И что из этого вышло? «До основанья, а затем»? Они не знают, а мы знаем: затем наступают мрак, бардак и жуть. Ну, свергли шиитское руководство в Ираке, расчленили и перевернули вверх дном Ирак и Ливию. Чего добились? Чего исламисты добились в Египте, Пакистане, Афганистане или в воюющей Сирии? Мрака и безвластия. А все начиналось со споров о толковании сур Корана или с тех же хиджабов на головах девочек, неважно где, в Тунисе, во Франции или в Йемене. При всем моем уважении к праву наций на самоопределение я вижу, к чему привел диалог с исламистами. И помню хадис Пророка: «В тот город, где нет врача, можно зайти, но не надо. В город, где нет правителя, лучше не заходить вообще».

Как не заходить на территорию споров вокруг ислама, если они вокруг? Вон исламоведу и противнику экстремизма Раису Сулейманову прокуратура Татарстана вынесла предостережение «о недопустимости экстремистской деятельности».

Раис Сулейманов всего лишь транслятор тех противоречий, которые есть в обществе. Почему его обвинили в экстремизме — привилегии ваххабитов? Ровным счетом потому, почему Кафиль Амиров, прокурор, который вынес это скандальное предостережение, спешно снят с должности. Это следствие волнообразного роста влияния ваххабитского холдинга России, о чем предупреждает Сулейманов. Термин ввел в обращение убитый в 2012-м террористами Валиулла-хазрат Якупов. Он одним из первых заговорил об опасности сращивания ваххабитского подполья и официальной Казани. Причем в 90-е все начиналось романтично — с уважения чиновников к религии своих предков. Плюс элемент коррупции — и на выходе традиционный ислам в Татарстане вытесняется на периферию. Он стал религией пожилых людей. Конфликт «отцов и детей» налицо: финансирование из Саудовской Аравии, обучение молодых людей в ОАЕ, Египте или Катаре привели к тому, что одежда, брачное поведение и ментальность части молодых татар-мусульман копируют арабский менталитет. Им происходящее на Ближнем Востоке ближе, чем жизнь в России. В любом зажиточном татарском селе можно увидеть спутниковые антенны, настроенные на «Аль-Джазиру» или «Арабию». Так что отстранение от должности прокурора, сочувствующего ваххабитам, ничего не означает в смысле победы над ваххабитским холдингом.

Теперь понимаю, почему мусульманина Раиса Сулейманова Гейдар Джемаль, председатель Исламского комитета России, назвал «исламофобом».

Через Джемаля идет набирающая силу пропаганда исламизма. Он поддерживает те силы, которые пытаются переработать религиозную концепцию в «революционный» или «современный» якобы ислам.

Как произошло, что к 2013 году создание «ваххабитского интернационала» стало возможным почти во всех регионах России за исключением Чукотки?

На Чукотке ваххабитов нет по одной причине: закрытая погранзона. А склады с оружием находят уже в Тюмени, Сургуте, Омске, в Ямало-Ненецком округе. Исламисты пускают корни там, где есть нефть и газ. Они мыслят стратегически. Составная часть ваххабитского холдинга — криптоваххабиты и криптоихваны — люди во власти. Они используют принцип такыйя, сокрытие собственных убеждений, который критикуют у шиитов. Мы с вами видим их по телевизору, мы их даже выбираем, потому что они говорят правильные вещи о государстве, но при этом финансируют тех, кто ходит на джихад.

Вы можете назвать имена?

Я не на допросе и не обязана называть имена, пароли, явки, но знаю, что подобное есть в Ханты-Мансийском автономном округе, в Нижнем Новгороде, Казани, в Дагестане, Ингушетии. Это продуманная стратегия. Она вытекает из идеологем, которые у исламистов есть на каждый случай. Их «русская» идеологема: нефть принадлежит мусульманам во всем мире, это «особая милость Всевышнего» к мусульманам. У иудеев нефти нет? «Это им наказание. Бог их не любит, Бог любит нас. Всюду, где есть мусульмане, есть нефть». Нефть — мусульманский продукт, верят ваххабиты. А русские ислам подавили, хотя Казань, Тюмень, Урал и далее Сибирь — это Сибирское ханство. Чечня и Апшерон, по их понятиям, вполне сюда примыкают. Эту веру в исключительность неких «мусульман» десятилетиями взращивают США и Великобритания. Сначала через правозащитные организации, сегодня через людей «Аль-Каиды», которые, кстати, в том числе сенаторы и конгрессмены США, парламентарии Великобритании. Сенаторскую кампанию Хиллари Клинтон отчасти финансировали ихваны.

Правда, с буйством «арабской весны» США начали понимать, что инструмент глобализма, который они вырастили, становится неуправляемым. Дело даже не в «Братьях-мусульманах» или талибах. Это внешнее проявление глубинных процессов — исламистского банкинга и викха — юриспруденции, сети параллельных государственным структур власти, международного наркотрафика, подпольной торговли оружием. Даже на официальном уровне — что арабы делают сами? Проектируют им японцы и немцы, строят индийцы и китайцы, воюют за них российские и африканские мусульмане, афганцы. Они уже ведут себя как «белая кость». Вот последствия взращивания исключительности.

Насколько дееспособна в противостоянии исламистам идея евроислама, которую пытается внедрять Казань?

На практике, как я вижу, в нее верит только часть ее создателей. Это некий конструкт, который не разделяют ни традиционалисты, ни тем более салафиты и ваххабиты. Зато исламистская посредническая терминология работает. Помните, в начале 90-х многие, в том числе основополагающие термины, стали переосмысляться? Мы, например, отказались от понятия «государственная безопасность» из-за аналогии с КГБ и ввели понятие национальной безопасности. А national security не означает государственная безопасность. Это хитрая штука. Впервые этот термин прозвучал, когда США надо было отнять Панамский канал.

Вслед за США в 60-е годы о смысловой перенастройке исламских терминов заговорили ихваны-мусульмане. В англоязычных трудах они пишут об epistemological — наполнении ислама политическим содержанием. Аль-Кардави, богослов из Египта, говорит, что если вы верите в 99% ислама, но не верите в 1%, который есть политика, вы не мусульманин. И получается, что как светскую жизнь мы наполняем иными смыслами, подменяя государственную безопасность национальной, так и в религиозной меняем устоявшиеся смыслы.

Это тот самый «исламский проект» США, созданный под войну в Афганистане 80-х?

Его там опробовали. А по миру ячейки «Братьев-мусульман» начали формироваться еще в 50–60-е годы, когда после войны Европе понадобились рабочие руки. Первыми в Швейцарию прибыли идеологи ихванизма Саид Рамадан и Хасан аль-Банна. Их и их последователей взяли в оборот спецслужбы.

Когда выяснилось, что сети ихванов-мусульман причастны к серии убийств на Ближнем Востоке, их начали оттуда изгонять. Они перебрались в Саудовскую Аравию, примкнули к ваххабитам. Корни ваххабизма глубже. Они в нерешенных проблемах Второй мировой войны. Брожение ваххабизма в Европе связано с идеологией фашизма. Был такой муфтий Палестины Аль-Хусейни. Он возглавлял мусульманскую армию Гитлера, для которой была разработана «мусульманская» форма. В мусульманском мире, в том числе на оккупированных территориях СССР, эта армия распространяла листовки — на турецком языке, но написанные арабской вязью — о том, что Гитлер тайно принял ислам, его зовут Хайдар.

Сегодняшняя реинкарнация фашизма словно калька из прошлого. Любимая легенда исламистов: «Обама — тайный мусульманин». В смысле исламист. Ихваны приветствуют друг друга вскинутой вверх рукой, а ваххабиты и салафиты — пальцем, поднятым вверх. У ихванов «новый хайль» называется «равия» — по имени площади в Каире, где недавно погибли их соратники.

Так вот почему чеченские ваххабиты утверждают, что палец, поднятый вверх, означает: «Аллах един»? И они, в отличие от традиционалистов, «исповедуют настоящий ислам, напрямую обращаются к Всевышнему, а суфии — через посредников».

Не вижу смысла обсуждать форму, лишенную содержания. Грубо говоря, дремучесть и лицемерие исламистов не знают границ. Вот считается, что салафиты умереннее ваххабитов. «Умеренные», они пока не могут сломать общество. Их идеолог Аль-Кардави говорит: «Выходите на свой путь тогда, когда созреют условия. Они созреют тогда, когда станете шеей власти или ее мозгами». И эти люди стараются.

Я знаю, например, что среди лесного братства Чечни и Дагестана погоду делают дети в том числе людей, которые работают в «Газпроме» или в банковском секторе Махачкалы. Их дети учатся или закончили Оксфорд, Йель. Тот же бостонский террорист Царнаев учился в Кембрижде, о чем «тактичные» американцы умалчивают. Жил на вилле у некоего муфтия. Я не могу своего ребенка отправить в Кембридж. Простые семьи исламистам неинтересны, разве что как пушечное мясо. Им интересно проникать через детей в олигархические и правительственные среды. А детям из бедных семей они морочат голову фетвами о «равии», о пальце, поднятом вверх, или о секс-джихаде.

Что такое секс-джихад?

Это когда молодая мусульманка обязана оказывать сексуальные услуги боевикам в любой стране. У исламистов есть фетвы, связанные со «святой обязательностью» секс-джихада. Такой «ислам», который они пытаются навязать, фитна — моральное разложение. Вот, казалось бы, данность: все религии призывают к целомудрию. Кроме ваххабизма. Секс-джихад, по их фетвам, — это целомудрие. Меня потрясла история сирийки, которую выдали замуж за члена оппозиционной группировки «Джабхат ан-Нусра». Когда она приехала к мужу, сначала он на ней «женился», потом за день она поменяла восемь «мужей» и покончила с собой. Но если сказать ваххабиту, что это преступление или блуд, он возмутится: «Нет, это женитьба».

В исламе есть понятие «фытра» — религиозное чувство. Исламистам его вычистили. Вот этими самыми epistemological — смысловой перенастройкой исламских терминов, — которые обернули в некую «исламскую» обложку фашистский «Майн кампф». Так исламисты клевещут на ислам, перевирают слова Всевышнего, приписывают ему жестокости, которые якобы он благословлял. А обычные люди начинают думать: «Боже, это ислам?»

Дело дошло до того, что вольные трактовки исламистов вписаны в Коран и переведены на русский язык Эльмиром Кулиевым из Азербайджана. И хотя этот перевод муфтиями запрещен именно за то, что в него вписан ваххабитский дискурс, его можно скачать в интернете или купить. Так появляются «другие мусульмане».

Однажды вы сказали, что «мы, мусульмане Кавказа, не такие, как все россияне. Мы реально другие». Какие?

Мы на передовой больше, чем вся остальная Россия. С 90-х годов мы пережили несколько войн, на нас продолжают давить терроризм и бандподполье, мы на себе испытываем всю силу мировой закулисы. Это колоссальное давление. У нас каждый, особенно в Дагестане, вплоть до 12–13-летнего ребенка вынужден делать свой выбор. Не передать силу этого давления: исламистское, финансовое, коррупционное, террористическое и давление неприязни со стороны остальной России. Могут люди, живущие в таких условиях, быть не другими? Но как нам, так и остальной России еще предстоит понять и принять, что мы другие. Геополитически оторваться от России — это все равно что Кавказу взлететь и переселиться в Саудовскую Аравию или Катар. Пресс давления в том, что Кавказ должен сделать цивилизационный выбор. А те, кто его не разделит, должны нас покинуть. По простой причине: жить в двух, трех, четырех, пяти моралях и толкованиях веры — это ад.

Не отсюда ли у немусульман стойкое представление о том, что ислам и терроризм — чуть ли не синонимы?

Ислама, который нам предлагают, я, мусульманка, тоже боюсь. Это не религия моих предков, мне так жить не завещали ни Пророк, ни прадеды, ни герои Кавказской войны, ни имам Шамиль. Исламизм — питательная почва для роста как исламофобии, так и русофобии.

Как россиянам не бояться ислама, если по стране — в Кисловодске, Тюмени, Хабаровске — мусульманские лидеры шантажом добиваются строительства мечетей? Муфтии намекают чиновникам на беспорядки и пользуются либеральным законодательством, но большой вопрос: кто и что на этих службах будет проповедовать?

Последний вопрос главный. У нас нет ни одного региона, где бы был один муфтий или богослов. Как правило, их два-три, и они конкурируют. Искусственную конкуренцию создают государство и местная власть. Но именно власти льют воду на мельницу антигосударственных сил. Истории с мечетями — неважно, Ставрополь это, Ембаевское медресе в Тюмени, где десятилетиями готовили имамов-ваххабитов, или Хабаровск, — везде государство ведет себя так, будто мусульман нет. Особенно показательна ситуация в Нижнем Новгороде. Это просто антимодель отношений государства и конфессий. Постулат власти молчалив, но циничен: «Вы там хоть поубивайте друг друга в мечети, а мы…»

Что и началось в Нижем Новгороде?

Там сквозь кордоны полиции люди идут на намаз. Это все, что может государство. Хотя ничто не предвещало конфликта «отцов и детей». Около 15 лет должность главы духовного управления мусульман Нижегородской области занимал Умар-хазрат Идрисов. Какое-то время назад в его окружении появилось несколько человек, получивших исламское образование в Саудовской Аравии. Он их годами продвигал, уступил свое место в Общественной палате, потом должность главы духовного управления мусульман Нижегородской области. А кончилось все тем, что у него отняли даже мечеть, где он проповедовал. На него начали давить его бывшие прихожане: «Тут ваххабизм поднимается, ислам изгоняют, давай возвращайся!» Он попытался. Но из села Рыбушкино — родового села Дамира-хазрата Мухетдинова, главы духовного управления мусульман Нижегородской области и первого заместителя председателя совета муфтиев России, — приехали его прихожане с тем, чтобы проголосовать за отстранение Идрисова из РОМ. Когда они поняли, что голосовать имеют право только члены местной общины, завязалась драка.

Имам не понимал, чему учат в Саудовской Аравии?

Этого и сейчас многие не понимают. Талгат-хазрат Таджуддин, председатель Центрального духовного управления мусульман России, не так давно пресек отправки молодежи в Саудовскую Аравию, Египет и другие арабские медресе. Но теперь они сами едут, на личные средства или те, что им предлагают из-за рубежа.

Почему, кстати, не только они, но и наемники легально едут на джихад в Сирию или раньше в другие страны?

Нет закона, который бы запрещал российским гражданам участвовать в войнах в третьих странах. Так происходило с бывшей Югославией, Абхазией, а сейчас — с Сирией и Афганистаном. Россия после перестройки присоединилась ко многим документам международного права. А его архитектура, в том числе этнического права, так устроена, что не препятствует, а, напротив, поддерживает вооруженную борьбу групп за свободу и суверенитет. Поэтому преследовать своих граждан за участие на стороне боевиков, которые считаются «оппозицией», мы не можем.

Но те, кто возвращаются, неважно, учились они или воевали, внутри России создают социальную антисистему. Может, пришло время пересматривать законы?

Скажу больше. Сейчас из Сирии вернулись люди в Ханты-Мансийский автономный округ, в Сургут. Они приехали на подготовленную почву — теми, кто освободился раньше из лагеря-тюрьмы Гуантанамо и осел в Башкирии, Сибири, Татарстане и на Кавказе. Боюсь, что период создания ими антисистем — вчерашний день. Они создают иные цивилизационные системы, пока поддерживая существующий правопорядок. А мы пытаемся вести с ними «межкультурный и межрелигиозный диалог». С людьми, у которых, по сути, нет ни культуры, ни религии.

Исламизм — недоговороспособная идеология, она принципиально приспособлена для войны. Убеждена, что, пока не поздно, надо принять закон о запрете ваххабизма. Или для начала хотя бы вернуться к региональному, уже разработанному в Дагестане в 1999 году закону «О ваххабитской и иной экстремистской деятельности». Разумеется, его надо обновить и дополнить, а потом перенести на федеральный уровень. Только так.

Как мы знаем, невозможно в отдельно взятой стране построить коммунизм. Невозможно и с ваххабизмом бороться в отдельно взятом Дагестане или Сургуте. Из-под исламистов надо последовательно выбивать идеологию исключительности. Сейчас бьют по внешним атрибутам — хиджаб, борода, арабские штаны. Это проигрыш. Убежденный ваххабит в нашем обществе чисто выбрит, одет, как английский денди, и заседает, например, в Общественной палате, в региональном парламенте или работает в респектабельных банках или корпорациях.

Поэтому закон о запрете исламизма должен соответствовать уровню угроз. Он должен быть разным для разных регионов. При этом нельзя через колено ломать мусульманское сообщество, или умму, как это происходит в Нижнем Новгороде. Умма — хранительница российского ислама. А когда формат законодательства отстает от уровня растущих угроз, она приходит в смятение. Как и общество. Люди начинают прятаться за исламофобией и русофобией.

А государство адекватно оценивает уровень угроз?

Нет. Глубину угрозы оно начало осознавать только в 2013-м. А вот что такое «исламский проект», насколько он глобален, как мне представляется, власть до конца не понимает.

Владимир Емельяненко.

Истории из жизни иностранцев в России

Очень интересно о том, с чем приходится сталкиваться иностранцам, переехавшим жить в Россию и как меняется их мировоззрение. Отсюда: http://patriotka.livejournal.com/

Родина
Автор Олег Верещагин.Все имена героев вымышлены.
Ганс, 11 лет, немец. Не хочу быть "немцем"!
Сама игра в войну меня покоробила и даже испугала. То, что русские дети в неё увлечённо играют, я видела даже из окна нашего нового дома в большом саду на окраине. Мне казалось диким, что мальчики 10-12 лет могут с таким азартом играть в убийство. Я даже поговорила об этом с классной руководительницей Ганса, но она совершенно неожиданно, внимательно меня выслушав, спросила, играете ли Ганс в компьютерные игры со стрельбой и знаю ли я, что там показывают на экране? Я смутилась и не нашлась с ответом. Дома, я имею в виду, в Германии, я была не очень довольна тем, что он много сидит за такими игрушками, но так его по крайней мере не тянуло на улицу, и я могла быть за него спокойна. Кроме того, компьютерная игра — это ведь не реальность, а тут всё происходит с живыми детьми, разве нет? Я даже хотела это сказать, но вдруг остро ощутила свою неправоту, для которой у меня тоже не нашлось слов.

Далее
Классная руководительница смотрела на меня очень внимательно, но по-доброму, и потом сказал мягко и доверительно: "Послушайте, вам тут будет непривычно, поймите. Но ваш сын — не вы, он мальчик, и, если вы не станете ему мешать расти, как здешние дети, то с ним не произойдёт ничего плохого — разве что тоже только непривычное. А на самом деле плохие вещи, я думаю, одинаковы и у нас, и в Германии." Мне показалось, что это мудрые слова, и я немного успокоилась.


Раньше сын никогда не играл в войну и даже не держал в руках игрушечного оружия. Надо сказать, он не часто просил у меня какие-то подарки, довольствуясь тем, что покупала ему я или что он сам покупал на карманные деньги. Но тут он очень настойчиво стал просить у меня игрушечный автомат, потому что ему не нравится играть чужими, хотя ему даёт оружие один мальчик, который ему очень нравится — он назвал мальчика, и я заранее этого нового друга невзлюбила. Но отказывать не хотелось, тем более, что, посидев с самого начала над расчётами, я поняла поразительную вещь: жизнь в России — дешевле, чем у нас, просто очень непривычен её внешний антураж и какая-то беспечность и непричёсанность. В майские выходные (их тут несколько) мы пошли за покупками; новый друг Ганса присоединился к нам, и я вынуждена была изменить своё мнение о нём, хотя и не сразу, потому что он явился босиком, и на улице, идя рядом с мальчиками, я была натянута, как струна — мне казалось каждую секунду, что сейчас нас просто задержат, и мне придётся объяснять, что я не мать этого мальчика. Но несмотря на его внешний вид, он оказался очень воспитанным и культурным. Кроме того, в Австралии я видела, что многие дети тоже ходят примерно в таком виде.

Покупка производилась со знанием дела, с обсуждением оружия и даже его примеркой. Я чувствовала себя главарём банды. В конце концов мы купили какой-то пистолет (мальчики его называли, но я забыла) и автомат, в точности такой, какими пользовались наши, немецкие солдаты в последнюю Мировую войну. Теперь мой сын был вооружён и мог принимать участие в боевых действиях.

Уже позже я узнала, что сами боевые действия ему доставили сперва немало огорчений. Дело в том, что у русских детей есть традиция делиться в такой игре на команды с названиями настоящих народов — как правило, тех, с которыми русские воевали. И, конечно, почётным считается быть "русским", из-за раздела на команды даже возникают драки. После того, как Ганс принёс в игру своё новое оружие такого характерного вида — его тут же записали в "немцы". В смысле, в гитлеровские нацисты, чего он, разумеется, не хотел.

Ему возражали, причём с точки зрения логики вполне резонно: "Почему не хочешь, ты же немец!" "Но я не такой немец!" — вопил мой несчастный сын. Он уже успел посмотреть по телевидению несколько очень неприятных фильмов и, хотя я понимаю, что показанное там — правда, и мы на самом деле виноваты, но мальчику одиннадцати лет объяснить это трудно: "таким" немцем он быть наотрез отказывался.

Выручил Ганса, да и всю игру, тот самый мальчик, новый друг моего сына. Я передаю его слова так, как мне их передал Ганс — видимо, дословно: "Тогда знаете что?! Будем все вместе воевать против американцев!"
Это совершенно безумная страна. Но мне тут нравится, и моему мальчику тоже.



Макс, 13 лет, немец. Кража со взломом из соседского погреба (не первая кража со взломом на его счету, но первая — в России)

Пришедший к нам участковый был очень вежлив. Это вообще общее место у русских — к иностранцам из Европы они относятся робко-вежливо-настороженно, очень много нужно времени, чтобы тебя признали "своим". Но вещи, которые он говорил, нас напугали. Оказывается, Макс совершил УГОЛОВНОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ — КРАЖУ СО ВЗЛОМОМ! И нам повезло, что ему ещё нет 14 лет, иначе мог бы рассматриваться вопрос о сроке реального заключения до пяти лет! То есть, от преступления по полной ответственности его отделяли те три дня, которые оставались до его дня рождения! Мы не верили своим ушам. Оказывается, в России с 14 лет можно по-настоящему сесть в тюрьму! Мы пожалели, что приехали. На наши робкие расспросы — мол, как же так, почему ребёнок должен отвечать с такого возраста — участковый удивился, мы просто не поняли друг друга. Мы привыкли, что в Германии ребёнок находится в сверхприоритетном положении, максимум, что грозило бы Максу за такое на старой родине — профилактическая беседа. Впрочем, участковый сказал, что всё-таки едва ли суд назначил бы нашему сыну даже после 14 лет настоящий тюремный срок; это очень редко делают с первого раза за преступления, не связанные с покушением на безопасность личности. Ещё нам повезло, что соседи не написали заявления (в России это играет большую роль — без заявления пострадавшей стороны не рассматривают и более серьёзные преступления), и нам не придётся даже платить штраф. Нас это тоже удивило — сочетание такого жестокого закона и такой странной позиции людей, не желающих им пользоваться. Помявшись перед самым уходом, участковый спросил, склонен ли Макс вообще к асоциальному поведению. Пришлось признать, что склонен, более того — ему не нравится в России, но связано это, конечно с периодом взросления и должно пройти с возрастом. На что участковый заметил, что мальчишку надо было выдрать после первой же его выходки, и дело с концом, а не ждать, пока он вырастет в вора. И ушёл.

Нас это пожелание из уст стража порядка тоже поразило. Мы, честно говоря, и не думали в тот момент, как близки к исполнению пожеланий офицера.

Сразу после его ухода муж поговорил с Максом и потребовал от него пойти к соседям, извиниться и предложить отработать ущерб. Начался грандиозный скандал — Макс наотрез отказывался так поступать. Дальнейшее описывать я не буду — после очередного очень грубого выпада в наш адрес сына муж сделал именно так, как советовал участковый. Сейчас я осознаю, что это выглядело и было более смешно, чем на самом деле сурово, но тогда это поразило меня и потрясло Макса. Когда муж его отпустил — сам потрясённый тем, что сделал — наш сын убежал в комнату. Видимо, это был катарсис — до него вдруг дошло, что отец намного сильнее физически, что ему некуда и некому пожаловаться на "родительское насилие", что от него ТРЕБУЕТСЯ возместить ущерб самому, что он находился в шаге от настоящих суда и тюрьмы. В комнате он плакал, не напоказ, а по-настоящему. Мы сидели в гостиной, как две статуи, ощущая себя настоящими преступниками, более того — нарушителями табу. Мы ждали требовательного стука в дверь. В наших головах роились ужасные мысли — о том, что сын перестанет нам доверять, что он совершит самоубийство, что мы нанесли ему тяжкую психическую травму — в общем, множество тех слов и формул, которые мы заучили на психотренингах ещё до рождения Макса.

К ужину Макс не вышел и крикнул всё ещё со слезами, что будет есть в своей комнате. К моему удивлению и ужасу муж ответил, что в этом случае ужина Макс не получит, а если он не будет сидеть за столом через минуту, то не получит и завтрака.

Макс вышел через полминуты. Я таким его ещё никогда не видела. Впрочем, мужа я тоже не видела таким — он отправил Макса умываться и приказал, когда тот вернулся, попросить сперва прощенья, а потом разрешения сесть за стол. Я была поражена — Макс делал всё это, угрюмо, не поднимая на нас глаз. Перед тем, как начать есть, муж сказал: "Послушай, сынок. Русские воспитывают своих детей именно так, и я буду тебя воспитывать так. Глупости кончились. Я не хочу, чтобы ты попал за решётку, думаю — ты тоже этого не хочешь, и ты слышал, что сказал офицер. Но я не хочу ещё и того, чтобы ты вырос бесчувственным бездельником. И вот тут мне плевать на твоё мнение. Завтра ты пойдёшь к соседям с извинениями и будешь работать там и так, где и как они скажут. Пока не отработаешь сумму, которой ты их лишил. Ты понял меня?"

Макс несколько секунд молчал. Потом поднял глаза и ответил негромко, но отчётливо: "Да, пап."…

…Вы не поверите, но у нас не просто более не было нужды в таких диких сценах, как разыгравшаяся в гостиной после ухода участкового — нашего сына словно бы подменили. Первое время я даже боялась этой перемены. Мне казалось, что Макс затаил обиду. И только через месяц с лишним я поняла, что ничего подобного нет. И ещё я поняла гораздо более важную вещь. В нашем доме и за наш счёт много лет жил маленький (и уже не очень маленький) деспот и бездельник, который вовсе нам не доверял и не смотрел на нас, как на друзей, в чём нас убеждали те, по чьим методикам мы его "воспитывали" — он нас втайне презирал и нами умело пользовался. И виноваты в этом были именно мы — виноваты в том, что вели себя с ним так, как нам внушили "авторитетные специалисты". С другой стороны — был ли в Германии у нас выбор? Нет, не было, честно говорю я себе. Там на страже нашего страха и детского эгоизма Макса стоял нелепый закон. Здесь выбор — есть. Мы его сделали, и он оказался верным. Мы счастливы, а главное — на самом деле счастлив Макс. У него появились родители. А у меня и мужа — сын. А у нас — СЕМЬЯ.


Микко, 10 лет, финн. Настучал на одноклассников

Его вчетвером избили одноклассники. Как мы поняли — избили не очень сильно, сбили с ног и настукали рюкзаками. Причиной было то, что Микко наткнулся на двоих из них, курящих за школой в саду. Ему тоже предложили курить, он отказался и тут же сообщил об этом учительнице. Она наказала маленьких курильщиков, отобрав у них сигареты и заставив мыть полы в классе (что нас само по себе поразило в этой истории). Микко она не назвала, но догадаться о том, кто рассказал про них, было легко.

Он был в полном расстройстве и не столько даже переживал побои, сколько недоумевал — разве о таких вещах не надо докладывать учительнице?! Пришлось объяснить ему, что у русских детей не принято так делать, напротив — принято молчать о таких вещах, даже если напрямую спросят взрослые. Мы были злы и на себя — мы не объяснили этого сыну. Я предложила мужу рассказать учительнице или поговорить с родителями тех, кто участвовал в нападении на Микко, однако, обсудив этот вопрос, мы отказались от таких действий. Между тем наш сын не находил себе места. "Но тогда получается, что теперь меня будут презирать?!" — спросил он. Он был в ужасе. Он был похож на человека, попавшего к инопланетянам и обнаружившего, что ничего не знает об их законах. А мы ничего не могли ему посоветовать, потому что ничто из предыдущего опыта нам не подсказывало, как тут быть. Меня лично злила здесь какая-то русская двойная мораль — разве можно учить детей говорить правду и тут же приучать, что говорить правду нельзя?! Но в то же время мучили меня и какие-то сомнения — что-то мне подсказывало: не всё так просто, хотя сформулировать это я не могла. Муж между тем думал — лицо у него было угрюмое. Вдруг он взял Микко за локти, поставил перед собой и сказал ему, сделав мне жест, чтобы я не вмешивалась: "Завтра просто скажи тем ребятам, что ты не хотел доносить, ты не знал, что нельзя и ты просишь прощенья. Они станут над тобой смеяться. И тогда ты ударишь того, кто засмеётся первым." "Но папа, они меня по-настоящему изобьют!" — захныкал Микко. "Я знаю. Ты будешь отбиваться и тебя изобьют, потому что их много. Но ты сильный, и ты тоже успеешь ударить не раз. А потом, на следующий день, ты снова повторишь то же самое и, если кто-то засмеётся, ты снова его ударишь." "Но папаааа!" — Микко почти взвыл, однако отец его оборвал: "Ты сделаешь так, как я сказал, понял?!" И сын кивнул, хотя на глазах у него были слёзы. Отец ещё добавил: "Я узнаю специально, был разговор или нет."

На следующий день Микко побили. Довольно сильно. Я не находила себе места. Муж тоже мучился, я это видела. Но к нашему изумлению и радости Микко, через день драки не было. Он прибежал домой очень весёлый и взахлёб рассказал, что он сделал так, как велел отец, и никто не стал смеяться, только кто-то буркнул: "Да хватит, слышали уже все…" Самое странное на мой взгляд, что с этого момента класс принял нашего сына совершенно за своего, и никто не напоминал ему о том конфликте.


Энн, 16 лет и Билл, 12 лет, американцы. Что такое работа?

Предложения поработать бэбиситтером вызывали у людей либо недоумение, либо смех. Энн была крайне расстроена и очень удивилась, когда я пояснил ей, заинтересовавшись проблемой, что у русских не принято нанимать людей для наблюдения за детьми старше 7-10 лет — они сами играют, сами гуляют и вообще вне школы или каких-то кружков и секций предоставлены самим себе. А за детьми младшего возраста чаще всего наблюдают бабушки, иногда — матери, и только для совсем малышей состоятельные семьи нанимают иногда нянь, но это бывают не девочки-старшеклассницы, а женщины с солидным опытом, зарабатывающие этим на жизнь.

Так моя дочь осталась без заработка. Ужасная потеря. Страшные русские обычаи.

Через короткое время удар был нанесён и Биллу. Русские очень странный народ, они не стригут свои газоны и не нанимают детей на развозку почты… Работа, которую нашёл Билл, оказалась "работой на плантации" — за пятьсот рублей он полдня вскапывал ручной лопатой здоровенный огород у какой-то милой старушки. То, во что он превратил свои руки, напоминало отбивные с кровью. Впрочем, в отличие от Энн, сынок отнёсся к этому скорей с юмором и уже вполне серьёзно заметил, что это может стать неплохим бизнесом, когда руки попривыкнут, надо только развесить объявления, желательно цветные. Энн он предложил войти в долю с прополкой — опять же ручным выдёргиваньем сорняков — и они тут же поругались.


Чарли и Чарлин, 9 лет, американцы. Особенности русского мироощущения в сельской местности.

У русских есть две неприятные особенности. Первая — что в разговоре они норовят схватить тебя за локоть или плечо. Вторая — они невероятно много пьют. Нет, я знаю, что на самом деле многие народы на Земле пьют больше русских. Но русские пьют очень открыто и даже с каким-то удовольствием.

Тем не менее, эти недостатки вроде бы искупались замечательной местностью, в которой мы поселились. Это была просто-напросто сказка. Правда, сам населённый пункт напоминал населённый пункт из фильма-катастрофы. Муж сказал, что здесь так почти везде и что на это не стоит обращать внимания — люди тут хорошие.

Я не очень поверила. А наши близнецы были, как мне казалось, немного напуганы происходящим.

Окончательно повергло меня в ужас то, что в первый же учебный день, когда я как раз собиралась подъехать за близнецами на нашей машине (до школы было около мили), их уже привёз прямо к дому какой-то не совсем трезвый мужик на жутком полуржавом джипе, похожем на старые форды. Передо мной он долго и многословно извинялся за что-то, ссылался на какие-то праздники, рассыпался в похвалах моим детям, передал от кого-то привет и уехал. Я обрушилась на моих невинных ангелочков, бурно и весело обсуждавших первый день учёбы, со строгими вопросами: разве мало я им говорила, чтобы они НИКОГДА НЕ СМЕЛИ ДАЖЕ БЛИЗКО ПОДХОДИТЬ К ЧУЖИМ ЛЮДЯМ?! Как они могли сесть в машину к этому человеку?!

В ответ я услышала, что это не чужой человек, а заведующий школьным хозяйством, у которого золотые руки и которого все очень любят, и у которого жена работает поваром в школьной столовой. Я обмерла от ужаса. Я отдала своих детей в притон!!! А так всё мило казалось с первого взгляда… У меня в голове крутились многочисленные истории из прессы о царящих в русской глубинке диких нравах…

…Не стану далее вас интриговать. Жизнь здесь оказалась на самом деле замечательной, и особенно замечательной для наших детей. Хотя боюсь, что я получила немало седых волос из-за их поведения. Мне невероятно трудно было привыкнуть к самой мысли, что девятилетние (и десяти-, и так далее позже) мои дети по здешним обычаям считаются во-первых более чем самостоятельными. Они уходят гулять со здешними ребятишками на пять, восемь, десять часов — за две, три, пять миль, в лес или на жуткий совершенно дикий пруд. Что в школу и из школы тут все ходят пешком, и они тоже вскоре начали поступать так же — я уже просто не упоминаю. А во-вторых, тут дети во многом считаются общими. Они могут, например, зайти всей компанией к кому-нибудь в гости и тут же пообедать — не выпить чего-нибудь и съесть пару печений, а именно плотно пообедать, чисто по-русски. Кроме того, фактически каждая женщина, в поле зрения которой они попадают, тут же берёт на себя ответственность за чужих детей как-то совершенно автоматически; я, например, научилась так поступать только на третий год нашего тут пребывания.

С ДЕТЬМИ ЗДЕСЬ НИКОГДА НИЧЕГО НЕ СЛУЧАЕТСЯ. Я имею в виду — им не грозит никакая опасность от людей. Ни от каких. В больших городах, насколько мне известно, ситуация больше похожа на американскую, но здесь это так и именно так. Конечно, дети сами могут нанести себе немалый вред, и я первое время пыталась это как-то контролировать, но это оказалось просто невозможно. Меня сперва поражало, насколько бездушны наши соседи, которые на вопрос о том, где их ребёнок, отвечали совершенно спокойно "бегает где-то, к обеду прискачет!" Господи, в Америке это — подсудное дело, такое отношение! Прошло немало времени, прежде чем я поняла, что эти женщины намного мудрее меня, а их дети куда приспособленней к жизни, чем мои — по крайней мере, какими они были в начале.

Мы, американцы, гордимся своими навыками, умениями и практичностью. Но, пожив здесь, я поняла с печалью, что это — сладкий самообман. Может быть — когда-то было так. Сейчас мы — и особенно наши дети — рабы комфортабельной клетки, в прутья которой пропущен ток, совершенно не допускающий нормального, свободного развития человека в нашем обществе. Если русских каким-то образом отучить пить — они легко и без единого выстрела покорят весь современный мир. Это я заявляю ответственно.


Адольф Брейвик, 35 лет, швед. Отец троих детей.

То, что русские, взрослые, могут ссориться и скандалить, что под горячую руку может вздуть жену, а жена отхлестать полотенцем ребёнка — НО ПРИ ЭТОМ ОНИ ВСЕ НА САМОМ ДЕЛЕ ЛЮБЯТ ДРУГ ДРУГА И ДРУГ БЕЗ ДРУГА ИМ ПЛОХО — в голову человека, переделанного под принятые в наших родных краях стандарты, просто не укладывается. Я не скажу, что я это одобряю, такое поведение многих русских. Я не считаю, что бить жену и физически наказывать детей — это верный путь, и сам я так никогда не делал и не стану делать. Но я просто призываю понять: семья здесь — это не просто слово. Из русских детских домов дети убегают к родителям. Из наших лукаво названных "замещающих семей" — практически никогда. Наши дети до такой степени привыкли, что у них в сущности нет родителей, что они спокойно подчиняются всему, что делает с ними любой взрослый человек. Они не способны ни на бунт, ни на побег, ни на сопротивление, даже когда дело идёт об их жизни или здоровье — они приучены к тому, что являются собственностью не семьи, а ВСЕХ СРАЗУ.

Русские дети — бегут. Бегут нередко в ужасающие бытовые условия. При этом в детских домах России вовсе не так страшно, как мы привыкли представлять. Регулярная и обильная еда, компьютеры, развлечения, уход и присмотр. Тем не менее побеги "домой" очень и очень часты и встречают полное понимание даже среди тех, кто по долгу службы возвращает детей обратно в детский дом. "А чего вы хотите? — говорят они совершено непредставимые для нашего полицейского или работника опеки слова. — Там же ДОМ." А ведь надо учесть, что в России нет и близко того антисемейного произвола, который царит у нас. Чтобы русского ребёнка отобрали в детский дом — в его родной семье на самом деле должно быть УЖАСНО, поверьте мне.

Нам трудно понять, что, в общем-то, ребёнок, которого нередко бьёт отец, но при этом берёт его с собой на рыбалку и учит владеть инструментами и возиться с машиной или мотоциклом — может быть гораздо счастливей и на самом деле гораздо счастливей, чем ребёнок, которого отец и пальцем не тронул, но с которым он видится пятнадцать минут в день за завтраком и ужином. Это прозвучит крамольно для современного западного человека, но это правда, поверьте моему опыту жителя двух парадоксально разных стран. Мы так постарались по чьей-то недоброй указке создать "безопасный мир" для своих детей, что уничтожили в себе и в них всё человеческое. Только в России я действительно понял, с ужасом понял, что все те слова, которыми оперируют на моей старой родине, разрушая семьи — на самом деле являются смесью несусветной глупости, порождённой больным рассудком и самого отвратительного цинизма, порождённого жаждой поощрений и страхом потерять своё место в органах опеки. Говоря о "защите детей", чиновники в Швеции — и не только в Швеции — разрушают их души. Разрушают бесстыдно и безумно. Там я не мог сказать этого открыто. Здесь — говорю: моя несчастная родина тяжко больна отвлечёнными, умозрительными "правами детей", ради соблюдения которых убиваются счастливые семьи и калечатся живые дети.

Дом, отец, мать — для русского это вовсе не просто слова-понятия. Это слова-символы, почти сакральные заклинания.

Поразительно, что у нас такого — нет. Мы не ощущаем связи с местом, в котором живём, даже очень комфортабельным местом. Мы не ощущаем связи с нашими детьми, им не нужна связь с нами. И, по-моему, всё это было отобрано у нас специально. Вот — одна из причин, по которой я сюда приехал. В России я могу ощущать себя отцом и мужем, моя жена — матерью и женой, наши дети — любимыми детьми. Мы люди, свободные люди, а не наёмные служащие госкорпорации с ограниченной ответственностью "Семья". И это очень приятно. Это комфортно чисто психологически. До такой степени, что искупает целую кучу недостатков и нелепостей жизни здесь.

Честное слово, я верю, что у нас в доме живёт домовой, оставшийся от прежних хозяев. Русский домовой, добрый. И наши дети верят в это
6 комментариев

Депутат бельгийского парламента о колониях Евросоюза и США

Изнанка Евромайдана

Как был подготовлен Евромайдан, кто за этим стоит, и что происходит на Украине. Как жила Украина до евромайдана (особенности экономики и жизни обычных людей, сравнение с проживанием в России). Скачать и сравнить листовки с Евромайдана и Египта можно здесь. Видео с сайта http://poznavatelnoe.tv/

18 комментариев

"Гордость Украины" Безымянная героиня Интернета

30 комментариев

Информационная война, привожу пример.

Телеканал Россия1 о нашем митинге за изменение конституции:

В Новосибирске выходные были отмечены сразу несколькими публичными акциями

alt

На площадь Ленина более двух тысяч человек вышли, чтобы выразить своё недовольство пенсионной реформой и изменениями в коммунальной сфере. То, что официально называют "стимулированием граждан к...

«Ну а в центре Новосибирска активисты призывали горожан помочь президенту наладить жизнь в стране.»

На самом деле призывали изменить конституцию с помощью референдума.

«Россия должна избегать влияния зарубежных стран, изменить некоторые положения конституции»

Они почему‑то не упомянули, что зарубежное влияние осуществляется через конституцию (приоритет «общепризнанных» норм международного права над российскими нормами). Например, в некоторых городах уже появились вывески «ювенальный суд» и т.д., несмотря на то, что президент не подписывал закон о ювенальной юстиции.

«и в целом возрождать русскую культуру, речь и традиции.»

???? Они пришли к такому выводу, глядя на плакаты, где написано «за суверенитет?»

далее

«Например, избавляться от иностранных слов в лексиконе и менять символику на рублях.»

Символика на рублях рассматривалась в том контексте, что ЦБ не принадлежит Российской федерации и даже на рублях изображена не государственная символика. Речь не о том, чтобы нарисовать на рублях нужные символы, а о том, чтобы национализировать ЦБ.

«Именно к этому стремится руководство страны — считают пикетчики.»

К чему? Менять символы на рублях, возрождать традиции и русскую речь?

Такие новости вы смотрите (искажение, замалчивание, полуправда). Отмечу также, что о нашем митинге заранее не сообщило ни одно СМИ, в то время как о митингах Навального и оппозиции сообщают за неделю по всем федеральным каналам (первый, россия и др.). Так что подумайте о том, кто контролирует средства массовой информации.

10 комментариев

Вежливость русская и английская.

Английский телеведущий и журналист Джереми Кларксон о русских, о британцах и о вежливости.

Вежливость русская и английская. topgear_chars_clarkson_web

«Недавно провёл неделю в России – стране, где, кажется, не изобретали манеры поведения. Когда администратор на ресепшне отеля просит ваш паспорт, она не говорит «Не могли бы вы показать ваш паспорт на минутку, сэр, если это вас не сильно затруднит?». Она говорит: «Паспорт». А если вы его не можете найти за три секунды, то добавляет: «Скорее!».

Если вы заказали блюдо, которого на данный момент нет в меню, то не будет никаких долгих неловких объяснений от официанта. Он просто говорит: «Этого нет». А если вы пытаетесь протащить ваш багаж через вращающуюся дверь, никто не будет терпеливо ждать, пока вы не решите проблему. Будут постоянно толкать двери, пока в сумке у вас всё не побьётся, и все пальцы не будут отбиты.

далее
Когда британец-фанат Top Gear хочет сфотографироваться со мной, он часами объясняет, как его сын смотрит шоу на канале “Dave” и как он может пародировать меня, и как все в доме «молятся» на нашу передачу. В России же просто говорят: «Фото». И если у них с собой нет фотоаппарата, то вам говорят стоять и ждать, пока они не съездят домой и не возьмут его.

Когда-нибудь стояли позади двух британцев в очереди на лыжный подъёмник?

- После вас.
- Нет, вы были первым.
- Нет же, уверен, вы были первым.
- Ох, всё хорошо. Я не против подождать. Какой прекрасный день.
- Намного теплее, чем в прошлом году.

Та же история с так называемыми вежливыми дискуссиями. Русские не подкрепляют контр-аргументы тонкими намёками., а просто говорят: «Вы не правы». Вот какой разговор у меня был:

- Миром правят евреи.
- Я понял, что вы говорите, но, думаю, не в этом причина.
- Вы не правы.
- Но есть масса примеров…
- Я сказал, вы не правы.

Для британца всё это весьма дико. Но какое-то время спустя я начал понимать, что невежливость экономит уйму времени и ничего вам не стоит. Когда кто-то тратит ваше вечернее время на всякую пустоголовую ерунду, просто скажите, что они не правы и уйдите. В лавке мясника не утруждайте себя небольшой беседой. Просто скажите «две котлеты» и ждите, пока вам скажут стоимость. Когда кто-то плетётся по тротуару, толкните его прочь с дороги. А в баре не пытайтесь поймать взгляд бармена. Просто выкрикните ваш заказ с самого конца очереди.
Такое точно работает на «Аэрофлоте». Самолёт начинает взлёт, хотя ещё не все уселись, а при посадке вам не втирают ерунду про погоду, а пилот не желает удачной дальнейшей поездки. Вам говорят сидеть прямо и оставаться на месте, пока самолёт не остановится. Но никто не слушается.

Уже на родине, в аэропорту «Хитроу», мне попался довольно общительный сотрудник иммиграционной службы. «Надолго ездили?» - вежливо спросил он. Я сэкономил две секунды, не утруждаясь с ответом.
Ужасно себя почувствовал. Виноватым до ужаса. Но именно в этом и есть проклятье быть британцем. Именно поэтому нам и нужны 4G и кнопки, закрывающие двери лифта, а ещё скоростные поезда. Потому что они экономят нам больше времени на то, чтоб мы могли писать длинные благодарственные письма и немного болтать с молочником.»
4 комментария

Страх Януковича

Ассоциация Украины с ЕС означает для Виктора Януковича посадку в тюрьму.

6 комментариев

Митинг "Конституция РФ - Троянский конь от США"

8 декабря с 13 до 14 на пл. Ленина у памятника со стороны оперного театра.

Цель митинга: референдум по изменению конституции, проводит НОД (национально‑свободительное движение) по всей России.

alt

Чем плоха нынешняя конституция?

1) «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».
Это значит, что любые кризисные и деградационные тенденции, принимаемые на Западе, автоматически должны становиться нашими правовыми нормами! Однополые браки, Ювенальная юстиция, распространение геномодифицированных продуктов, контроль над семьёй — всё ЗАКОНОДАТЕЛЬНО ДОЛЖНО ВНЕДРЯТЬСЯ у нас согласно этой статье!

2) Запрет на государственную идеологию, цензуру. Следствие этого — телевизионный эфир, который растлевает, отупляет, криминализирует общество.

И так далее. Подробнее.

35 комментариев

Олег Царев о подготовке Соединенными Штатами революции в Украине

3 комментария

Мигрант из Таджикистана, рискуя своей жизнью, спас ребенка в Москве.

1 комментарий

Юрий Кофнер о России и о том, что значит быть русским

Юрий Кофнер, русский немец и убежденный евразиец рассказывает о причинах, побудивших его оставить Германию и связать свою судьбу с Россией, а также о том, что значит быть русским. «Есть большее в мире, чем красивые тачки и удобная жизнь.»

Афера тысячелетия

«Афера тысячелетия». Точку ставить еще рано.

Почти ни одно российское СМИ не обратило внимания на событие, которое произошло в конце прошлой недели. Из порта Санкт-Петербурга в путешествие через Атлантику отправилось торговое судно Atlantic Navigator. На борту судна - контейнеры с российским ураном

В.Ю. Катасонов, проф., д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

«СДЕЛКА ГОРА-ЧЕРНОМЫРДИНА»: ИСТИННЫЕ ЦЕЛИ НАШИХ АМЕРИКАНСКИХ «ПАРТНЁРОВ»

Эта была последняя партия урана, которая направлялась в США на основании заключенного двадцать лет назад российско-американского соглашения. Соглашение предусматривало поставку в Америку 500 метрических тонн урана, который Россия обязалась извлекать из своего ядерного оружия и который Америка намеревалась использовать в качестве топлива для работы атомных электростанций. Об этой урановой сделке достаточно активно говорили в 1990-е годы, но сегодня эта тема оказалась «за кадром» обсуждений ключевых проблем нашей жизни. А молодое поколение просто ничего не слышало о сделке. Поэтому нам необходимо напомнить ее историю. Сразу отмечу, что это не обычная торгово-экономическая сделка, выгодная для обеих сторон. Это акт крупнейшего ограбления России не только в новейшей ее истории, но также всей истории страны. Россия проиграла «холодную войну» Западу, прежде всего, Соединенным Штатам. Проиграла в немалой степени из-за предательской политики наших верхов. Эти же верхи продолжали «сдавать» страну и в 1990-е годы.

«Урановая сделка» - согласие нашей предательской верхушки заплатить дань победителю в виде оружейного урана.

далее

Принципиальное согласие об этом было достигнуто между тогдашним премьер-министром РФ В.С.Черномырдиным и вице-президентом США А. Гором, поэтому сделку часто называют «сделкой Гора-Черномырдина». Ее также называют «аферой тысячелетия» в силу беспрецедентной масштабности.

Фактически это была операция Запада, которая решала сразу несколько стратегических целей:
а) одностороннее ядерное разоружение России путем лишения ее запасов оружейного урана, а также подготовка условий для выхода США из договора по ПРО;
б) нанесение огромного экономического ущерба России (накопленный запас оружейного плутония составлял существенную часть национального богатства России на тот момент);
в) лишение России колоссальных источников энергии в будущем, после намечаемого внедрения новой технологии ториевой ядерной энергетики.

МАСШТАБЫ ОГРАБЛЕНИЯ РОССИИ

«Аферой тысячелетия» сделку окрестили потому, что, во-первых, она имела громадные масштабы; во-вторых, была заключена обманным путем. Многие российские и американские СМИ стремились представить ее как заурядное коммерческое соглашение. Общая сумма сделки за поставку 500 т урана была определена в 11,9 млрд. долл. Между тем, стоимость указанного объема высокообогащенного урана несопоставимо выше. Чтобы произвести такой объем оружейного урана в горнодобывающей и оборонной промышленности страны трудилось в течение примерно сорока лет несколько сот тысяч человек. Производство опасное, десятки тысяч людей потеряли здоровье и трудоспособность, укоротили свои жизни. Это были громадные жертвы ради того, чтобы ковать «ядерный щит» страны и обеспечить спокойную, мирную жизнь СССР и стран социалистического лагеря. Этим ураном обеспечивался военно-стратегический паритет в мире, что резко снижало риск возникновения мировой войны.

С другой стороны, в американских СМИ имеются такие оценки: за счет российского урана уже в начале нынешнего века на АЭС США производилось 50% электроэнергии. Каждый десятый киловатт-час электроэнергии во всей американской экономике обеспечивался за счет урана из России. Согласно оценкам, которые были сделаны специалистами еще в конце прошлого века, реальная стоимость 500 тонн оружейного плутония составляла в то время не менее 8 триллионов долларов. Для сравнения отметим, что среднегодовое значение годового ВВП России, по данным Росстата, в последнее десятилетие прошлого века находилось в районе 400 млрд. долл. Получается, что фактическая цена урановой сделки составила лишь 0,15% по отношению к минимальной реальной стоимости товара. Реальная стоимость урана оказалась эквивалентной 20 (двадцати) годовым ВВП страны!

Было много войн в истории человечества. После них побежденные нередко платили репарации и контрибуции победителям. Вспомним, например, франко-прусскую войну 1871 года. «Железный канцлер» Бисмарк назначил побежденной Франции контрибуцию примерно в 13% ВВП (5 млрд. франков). Наверное, самую большую контрибуцию в новейшей истории заплатила побежденная в Первой Мировой войне Германия. СМИ сообщают, что Германия лишь три года назад закончила выплачивать репарации по условиям Парижского мирного договора 1919 года. На Германию были наложены репарации в размере 269 млрд. золотых марок. Сумма, конечно, громадная, она эквивалентна примерно 100 000 т золота. По нынешней цене «желтого металла» получается около 4 трлн. долл. Специалисты в области экономической истории утверждают, что назначенные Германии в Париже репарации примерно вдвое превышали ВВП тогдашней Германии. Между прочим, выплаты репараций Германией растянулись на девять десятков лет (с перерывами; в чистом виде выплаты осуществлялись на протяжении примерно семи десятков лет); выплата же «урановых репараций» Россией уложилось в 20 лет (причем большая часть урана была поставлена в США еще в 1990-е годы).



НА ИСТОРИИ РАНО СТАВИТЬ ТОЧКУ

«Урановая сделка» совершалась в полной тайне от народа. Не были в курсе даже многие «народные избранники». По той причине, что она в нарушение российского законодательства не проходила процедуру ратификации в нашем парламенте. Во второй половине 1990-х гг. ряд депутатов начали расследование по выяснению условий сделки, обстоятельств ее заключения, оценке соответствия Конституции Российской Федерации и другим нормативным актам России. В результате сильного давления определенных влиятельных сил из окружения тогдашнего президента страны Б.Н. Ельцина расследование удалось остановить. Пытались разобраться в сделке и многие другие наши политики. И даже добивались денонсации соглашения о поставках урана в США. Среди них, например, легендарный генерал Л. Рохлин, Генеральный прокурор Ю. Скуратов, депутат Государственной думы В. Илюхин.

Гибель Рохлина и отставку Ю. Скуратова многие связывают именно с тем, что они проявили чрезмерную активность в расследовании «урановой сделки». Даже если поставки урана в рамках сделки Гора – Черномордина завершились, это не значит, что на истории следует поставить точку. Необходимо вернуться к серьезнейшему анализу и расследованию сделки в рамках специальной межведомственной комиссии с участием специалистов атомной промышленности, народных избранников (депутатов Государственной Думы), сотрудников правоохранительных органов, МИДа, министерства обороны, других ведомств и организаций, независимых экспертов по техническим, военным, правовым и экономическим вопросам. Я реалист, понимаю, что сегодня такая комиссия вряд ли будет создана. Но события в России развиваются стремительно. Если завтра вектор нашего движения изменится, раскладка сил в высших эшелонах власти изменится в пользу патриотов, то вопрос о расследовании урановой сделки может оказаться в «коротком списке» неотложных дел власти.

Во-первых, есть подозрения, что целый ряд лиц, причастных к той сделке, до сих пор остаются в «обойме» действующих политиков и государственных чиновников. Нет гарантии, что они не продолжают вести работу в интересах США и Запада.

Во-вторых, нам нужно правильное и честное понимание нашей новейшей истории. Без правдивого раскрытия деталей «урановой сделки» и ее политической, военной, нравственной оценки нет гарантии, что мы опять не наступим на подобные «грабли». Анализ истинных целей американской стороны сделки ярко высвечивает истинные цели и интересы тех, кого мы, к сожалению, по инерции продолжаем называть «партнерами».

В-третьих, нам нужны обоснованные и детальные оценки того экономического ущерба, который был нанесен сделкой России и ее народу. При любой попытке России встать на путь экономического возрождения Запад будет вставлять палки в колеса наших настоящих реформ, социально-экономических преобразований. Надо быть готовым к тому, что Запад все чаще будет выставлять нам разного рода «счета». Например, если мы попытаемся проводить деоффшоризацию нашей экономики. В том числе проводя национализацию находящихся в России активов оффшорных компаний. Через суды США, Великобритании, других европейских стран неизбежно начнутся «разборки» со стороны владельцев оффшорных компаний и/или их представителей с надуманными требованиями возмещения «ущербов».

Примерно такую же реакцию можно ожидать в том случае, если Россия примет решение о выходе из ВТО, ограничении иностранных инвестиций или даже ограничении репатриации прибылей иностранных инвесторов из России. Мы должны быть готовы к тому, что может возникнуть необходимость выставления встречных «счетов» нашим западным «партнерам». Самый крупный из всех возможных встречных «счетов» - наши требования к США по возмещению гигантского ущерба, нанесенного России «урановой сделкой».

Хорошие новости

Альтернативный выпуск новостей

57 комментариев

Митинг 21 сентября 2013 г. "ЗА ВЕЛИКУЮ НЕЗАВИСИМУЮ РОССИЮ!"

НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ

Адрес митинга: Новосибирск, площадь Ленина у памятника
Время проведения: 16.00 — 18:00
Оргкомитет: тел. 8 (952) 937–16–30 — Юрий Сергеевич

Уважаемые друзья! Как ни странно звучит, но сегодня Россия находится под оккупацией стран запада (США, Великобритания, Франция и др.). Ежедневно из бюджета Российской Федерации мы выплачиваем дань в бюджет Соединенным штатам Америки 1 000 000 000 $.

Далее
Прозападная конституция РФ не дает развиваться государству. Так, например, в соответствии со ст. 13 п. 2 запрещается государственная идеология, а ст. 75 п. 1 прямо указывает на независимость Центрального банка от государства, который подчиняется не народу Российской Федерации, а частной лавочке — Мировому Валютному Фонду. В государственной думе принимаются законы, разработанные в США. Продавливается ювенальная юстиция. Усиливается запрет на промышленное производство. Разрушается наука и система образования. Увеличиваются тарифы. Долго еще вы собираетесь это терпеть? Или вы проснетесь только тогда, когда вас и ваших детей поведут в газовые камеры? Люди! Сопротивляйтесь, пока не поздно! Еще есть возможность! Неужели вы считаете, что Путин в одиночку справится с оккупантами? Нет, это возможно только с народной поддержкой, с народным ополчением. Приходи на митинг и поддержи борьбу за суверенитет!
Заявка на проведение акции подана.
21 сентября 2013 года в 16:00 на площади Ленина состоится всероссийский акция — митинг «ЗА ВЕЛИКУЮ НЕЗАВИСИМУЮ РОССИЮ!».
106 комментариев

За что выгоняют депутатов?

Дума России принимает законы, утвержденные послом США. Государственная Дума России действует по указке посла США и международных корпораций, принимая выгодные им законы.

12 комментариев

СМИ, хватит лгать!

Митинг народного освободительного движения за правду в СМИ 18 мая 2013 в Москве. Российские СМИ находятся под контролем США и несут грязь и ложь про нашу страну. Общероссийская акция народного освободительного движения против лжи и обмана в средствах массовой информации, прошедшая во многих городах 18 мая 2013.

4 комментария

Как живут на Филлипинах

2 комментария